Альберт Фельдман (felbert) wrote,
Альберт Фельдман
felbert

"Кайф" для всех времен и всех народов....



Балдеющее общество" - High Society ("Высший свет") - так называется выставка, начавшаяся в музее Wellcome Collection. Главный вывод этой уникальной коллекции - балдеем мы давно ... В бесчетных витринах курительные трубки со всего мира, пучок популярной в Йемене жевательной травы кат, набор для инъекций, капсулы с опием из Китая, листья коки из Колумбии, капсулы амилнитрита двухсотлетней давности из Лондона, бокал метандонового коктейля, кактус пейотль, стаканчик кофе, коробочка для хранения бетеля 19 века из Шри-Ланки, пиала с острова Самоа для принятия кавы, бутылочка ядовито-зеленого абсента, австралийский психостимулятор питури и наконец простая пачка сигарет... И это только первая витрина. Чтоб сразу было ясно, что нет на Земле ни общества, ни периода свободного от дури.


"Если посмотреть на разные страны мира и на разные периоды истории, то очень трудно будет не обнаружить там какое-нибудь одурманивающее вещество, - говорит куратор выставки Майк Джей, являющийся также автором сопутствующей книги. - Эти, влияющие на сознание и настроение субстанции - часть человеческой культуры. Но мы не думаем о них как о наркотиках, по крайней мере о тех, которыми мы пользуемся в нашей стране - чай, кофе, алкоголь.

"Это ведь очень помогает общению - совместно "отравиться", так сказать, - продолжает Джей. - Так что на Самоа, например, принято, чтобы семьи собирались вместе или даже представители разных племен, и распивали каву. Это как трубка мира у индейцев - если ты разделил эту трубку с кем-то, значит, ты с ним теперь друг".


О пользе подобных дурманных снадобий рассказывает старинный монастырский манускрипт 11 века из Англии, а кувшинчик для хранения опия возрастом в три с половиной тысячи лет, сделанный на Кипре, но найденный на территории Израиля, свидетельствует, как подтверждают британские археологи, о том, что использовался он исключительно по назначению.



А есть вещи и постарше, как, например, клинописная вавилонская дощечка VI века до н.э., где описывается растение "гуннабу" (как полагают ученые - каннабис), которое использовалось в качестве медикаментозного средства от гинекологических расстройств. Рядом с ней - ассирийская клинопись, где упоминается растение "азалу, помогающее забыть тревоги", а также лечащее паралич и слабость.

Но, пожалуй, больше чем древняя клинопись удивляют сравнительно недавние - начала ХХ века - склянки с детской героиновой микстурой от кашля, эликсир с диаморфином и прочие расхожие препараты, продававшиеся свободно в британских аптеках до принятия в 1920 году закона о сильнодействующих лекарственных средствах.

 

В XIX веке сильнодействующие препараты отпускались без рецепта

В ХIX веке торговля опиумом стала одним из ключевых факторов, способствовавших мощи Британской империи.

По словам Майка Джея, в Британии в то время опиум был разрешен, в любой аптеке можно было купить настойку, но в Китае император запретил его использование: "Однако у Китая имелся другой наркотик, к которому пристрастились англичане - чай, и в те годы чай поставлялся только из Китая. Британцы закупали его в огромных количествах, стоил он очень дорого и надо было как-то все это финансировать. И тогда британские торговцы стали ввозить в Китай контрабандный опиум, который в промышленных масштабах выращивался в Индии, в Калькутте, и этот процесс мы видим здесь на литографиях", - поясняет куратор.



Эту незаконную торговлю активно поддерживали британские политики, заявлявшие, что китайский запрет на опиум - это незаконный барьер для свободной торговли.

Тут же, в тему, сделанная не без издевки инсталляция китайского художника Хуана Йон Пина: на боку лежит огромная, выкрашенная серебристой краской фигура лорда Палмерстона, тогдашнего министра иностранных дел, активно поощрявшего опиумную контрабанду в Китай, а возле него, длиной на ползала, опиумная трубка.

Рядом, в разделе "Из аптеки - в лабораторию", все стены увешаны литографиями, акварелями и рисунками, изображающими опиумные притоны и колосящиеся маки, здесь же номера журнала "Круглый год" от 1870 года, где печатался диккенсовский роман "Тайна Эдвина Друда", познакомивший широкого читателя с существовавшими в лондонском Ист-Энде на тот момент опиумными притонами, куда захаживал один из героев романа.

 

Индийцам на опиумных плантациях британцы платили ваучерами, а не деньгами, чтобы сохранять свой контроль

Литературных свидетельств наркотических опытов, явных или зашифрованных, немало. Тут, естественно, и знаменитая "Исповедь англичанина-опиомана" Томаса де Куинси, в которой он подробно описывает удовольствия и страдания, причиняемые этой субстанцией, к которой он пристрастился в 19-летнем возрасте, пытаясь утихомирить лицевую невралгию; и рукописный фрагмент поэмы "Кубла Хан" Сэмюэля Кольриджа, также всю жизнь потреблявшего опиумную настойку. В предисловии к поэме Кольридж говорит, что написал ее, очнувшись от опийного забытья.

 

Историки полагают, что идея с галлюциногенным грибом, от которого откусывает Алиса, чтобы уменьшиться или увеличиться, могла придти к Люису Кэроллу после прочтения популярной в те годы книги английского ботаника и миколога Мордехая Кука "Семь сонных сестер", где описываются семь известных наркотических субстанций и их воздействие на восприятие и рассказывается о том, как у сибирских шаманов, которые едят мухоморы, меняется восприятие: большие предметы им кажутся маленькими, маленькие - большими.

Кстати, в самой первой повести о Шерлоке Холмсе "Знак четырех" (эта книга тоже тут присутствует) знаменитый сыщик балуется на досуге не только кокаином, но и морфием, утверждая, что только так он может достичь интеллектуальных высот.

Однако к концу XIX века, когда общественное мнение настроилось против кокаина, Конан-Дойль под чутким руководством доктора Ватсона ослабил зависимость своего героя от стимулянтов.

Под воздействием

Стремительное развитие медицины в XIX веке подарило человечеству много новых наркотических веществ, открытых врачами и учеными в ходе экспериментов.

Зачастую, как в случае с сэром Хамфри Дейви, проводившим исследования c веселящим газом, научные наблюдения совмещались с личным удовольствием и времяпрепровождением.

Если воздействие лечебных средств можно протестировать на животных и понаблюдать за их поведением, то впечатления от препаратов, влияющих на сознание, можно услышать только от людей, которые их испробовали на себе. Именно подобным экспериментам с наркотическими веществами, которые многие выдающиеся личности, не всегда имевшие отношение к медицине, проводили на себе, посвящен зал Self-Experimеntation.

 

Тут рисунок, сделанный в студенчестве под воздействием гашиша выдающимся французским неврологом Жаном-Мартеном Шарко, изобретателем знаменитого душа.

По соседству брошюра Uber Coca, в которой другой знаменитый психиатр - Зигмунд Фрейд, не распознавший потенциальной опасности кокаина, вырабатывающего привыкание, пишет: "Совершенно никакой потребности в дальнейшем приеме кокаина не вырабатывается после первого и даже после неоднократного его употребления".

 

О том, что многие наркотики в те годы считались полезными, свидетельствуют и наблюдения французского психиатра Жака-Жозефа Моро де Тура, который во время своей трехлетней поездки в арабские страны обратил внимание на популярность гашиша и при этом относительно небольшое число душевнобольных.

Вернувшись, он опубликовал свои заметки, в которых рекомендовал использовать гашиш самим врачам для погружений в искусственное безумие, чтобы лучше понять своих пациентов.

Новые добровольцы

Вторая половина ХХ века добавила в мировую копилку экспериментаторов, в основном из числа рок-музыкантов, стремившихся подстегнуть воображение и расширить границы собственного сознания.



Именно в те годы два гарвардских психолога - Тимоти Лири и Ричард Алперт - выпустили нечто вроде "руководства" к применению ЛСД - "Психоделические опыты". Они полагали, что ЛСД является "священной субстанцией", способной привести к духовному откровению.

Лири, в свою очередь, как и Джон Леннон, попал под воздействие "предсказаний" Олдоса Хаксли, о том, что ЛСД наконец-то донесет до широких масс мистические переживания, сходные с религиозными.

 

Сам Хаксли широко экспериментировал с мескалином и ЛСД и описал все свои психоделические переживания в присутствующей на выставке книге "Двери восприятия", где он свидетельствует:"Визуальные впечатления многократно усиливаются и глаз получает утраченную детскую наивность".

Кардинальная идея была в полном растворении своего "эго" в беспредельности универсума, куда с охотой кинулись рок-звезды, начав совершать регулярные "поездки" в вечность, и некоторые из них так и не вернулись.

 

Первая световая психоделия Джошуа Уайта проигрывалась в стенах Fillmore East theatre в Нью-Йорке

На выставке автор этого текста Катерина Архарова встретила легендарного Джошуа Уайта, прославившегося в 60-е годы своими световыми психоделическими шоу, которые сопровождали выступления The Who, The Doors, Jefferson Airplane, Дженис Джоплин и Джимми Хендрикса. По заказу устроителей Уайт совместно с художником Сефом Керби соорудил в одном из залом мини-светоустановку, чтобы воссоздать атмосферу тех лет.



"Это было интересное время в Америке - 60-е годы, потому что существовала потребность в визуальном возбуждении, людям хотелось смотреть на что-то интересное, - вспоминает Джошуа. - Жизнь была визуально скучна, как в России. Я был в Москве в 1991 году и запомнил, какие душевные там были люди и как темно все вокруг было: заходишь в комнату, а там одна лампочка горит под потолком. Так что в Америке в 50-е годы было точно также. Идешь на рок-концерт, а там черный занавес и один всего прожектор. Зрители, конечно, хотели большего, так и родились световые шоу".

Постоянно меняющийся световой калейдоскоп, как и объем и разнообразие выставки в целом, поражают воображение, и одного похода явно мало, чтобы вместить хотя бы часть представленной здесь информации - в кино, иллюстрациях, книгах, звуке, цвете.

 

Интерес тоже совершенно очевиден: народу - почти как в Лувре у Джоконды, и каждый выходит столь же ошарашенный: столько об этом слышал, может даже пробовал, а оказывается, вот оно все как!

Но больше всего по признанию г-жи Архаровоей ее поразили три колоссальных рисунка паутины, сплетенной пауками под воздействием бензедрина, марихуаны и кофеина во время эксперимента НАСА в 1993 году: если две еще как-то напоминают паучью сеть - с центром и расходящимися лучами и концентрическими кругами, то та, что в центре, "кофеиновая" - это полный бред.

 

Так что будьте острожны ...




Еще экспонаты:

 

 

 

 

 




Tags: Лондон, выставки, история, наркотики, неадекват
Subscribe

  • Продукты под микроскопом

    Вы можете даже не догадываться об этом, но во всем, что вы едите, скрывается потрясающий микро-мир. И увидеть его возможно лишь с помощью мощного…

  • Смешные фильтры для котов

    Компания Snapchat разработала для своего приложения фильтры, которые работают на кошках - пользователи в восторге. Если раньше технология…

  • Сравнение Южной и Северной Кореи

    Более 70 лет назад Корея разделилась на два государства. И с тех пор жизнь в Южной и Северной Корее значительно отличается. Пока демократическая…

promo felbert april 3, 2014 11:11 7
Buy for 100 tokens
"Свыше 10 000 просмотров в сутки за 100 жетонов. По вопросам серьёзного сотрудничества пишите на felbert@yandex.ua"
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments