?

Log in

No account? Create an account
felbert, мозаика странностей, felbert's freak collection

felbert


Мозаика странностей

Felbert's Freak Collection


Previous Entry Share Next Entry
Красота не спасёт мир
felbert, мозаика странностей, felbert's freak collection
felbert
Пару лет назад журналисты газеты "Вашингтон Пост" устроили замечательный эксперимент с участием одного из лучших музыкантов мира Джошуа Беллом. В морозное январское утро в вестибюле станции метро L'Enfant Plaza расположился скрипач. Это был моложавый белый мужчина в потертых джинсах, неприметной куртке и обычной бейсболке. На протяжении 45 минут скрипач играл самые сложные классические произведения, заполняя пространство вестибюля метро волшебными звуками. Он вспотел и у него дрожали руки от напряжения. Смычок мелькал в его руках и струны, точно натянутые нервы, вибрировали мелодиями Вивальди, Баха и других знаменитых композиторов. А люди всё шли мимо не замедляя шага, торопились по своим делам, замерзшие и суетящиеся, желающие только одного - поскорее спуститься в метро и сесть в вагон. Музыкант старался изо всех сил, он играл для людей, стараясь пробудить их души прекрасной музыкой от анабиоза, но люди не замечали его и проносились в спешке мимо. Тогда музыкант стал играть на пределе своих возможностей, вкладывая всю душу и талант в звуки скрипки. Но тщетно! Сотни людей с замороженными равнодушными глазами проходили мимо, им было безразлично...

За 45 минут виртуозной игры одного из лучших скрипачей мира Джошуа Белла мимо прошло свыше 1000 человек. Только шесть из них ненадолго остановились и послушали великолепную музыку, которая исходила из скрипки Страдивари стоимостью 3,5 миллиона долларов. Только 20 человек не останавливаясь бросили музыканту, концерты которого собирают аншлаги, а билет стоит больше $100, мелочь из карманов...

Заработок составил 32$. Но каковы потери? Каково разочарование для музыканта в людях?

Он уже и не рад, что подписался на этот дурацкий эксперимент газеты "Вашингтон Пост". Ну, кому интересна классическая музыка по утрам? Сотни людей спешат на работу в метро. Час пик. Многие спят на ходу. А тут какой-то скрипач.

Да ещё чистильщица обуви, афроамериканка толстая как баобаб, причитает рядом:

Ваша скрипка играет слишком громко! Вы отпугиваете клиентов...

И тут у музыканта на глаза навернулись слезы. Получается, что на самом деле его прекрасная музыка, его душа, которая сливается вместе со скрипкой, никому на самом деле не нужна? Да, его концерты собирают по всему миру аншлаги, но это маркетинг, реклама, престижность. Отвалить за билет пару сотен долларов, поскучать на концерте, поулыбаться знакомым и нужным людям, а потом говорить всем, какой ты интеллигентный эстет, был на концерте Джошуа Белла. И растекаться в словоблудии о силе настоящей музыки и убожестве современной попсы.

$32 и 6 человек за 45 минут - вот его реальная цена, вот реальная сила красоты.

Журналисты "Вашингтон Пост" сами того не подозревая открыли своим экспериментом бездну в душе современного человека. Черную материю, дырку величиной со Вселенную. Красота не спасёт мир. Красота никому не нужна. Человек в будничной среде, в повседневной ОБЫЧНОЙ своей жизни, не ощущает красоты. Единицы из тысячи могут распознать её и получить эстетическое удовольствие.

Давайте будем честными. Хотя бы перед самими собой. Когда ты, дорогой мой человек читающий этот пост, получал эстетическое удовольствие? Когда ты по-настоящему наслаждался красотой и восторгался душой? Не жрал гамбургеры и шаурму на скамейке, громко чавкая от удовольствия; и не заливался пивом под футбольчик или дешевенькую пошлую комедию; не занимался животным сексом и не мастурбировал перед монитором; не принимал наркотики и не ловил приход... А на трезвую голову получал настоящее наслаждение от настоящего искусства и красоты окружающего мира. Любовался влажными глазами рассветом, смотрел в усыпанное звездами бесконечное небо и трепетал от восторга, осознавая насколько прекрасно осознавать красоту окружающего мира. Ловить каждое мгновение. Пробовать его на вкус, проникать в его суть. А не просто плыть по огромным, всё нарастающим волнам информации, барахтаясь на поверхности. Удовлетворять животные потребности и получать самое примитивное наслаждение от своего существования. Казаться, а не быть. Существовать, а не жить. Потреблядь, а не создавать...

Это всё, конечно, не про нас. Мы ведь другие. Где-то там. В глубине души. И красоту с уродством не спутаем. И будем игнорировать попытки подмены понятий одного на другое. Когда уродство именуется красотой, а красота вдруг становится никому ненужным уродством. Как два пальца об асфальт распознаем, что есть настоящее искусство, а что навязанная рекламой и PR пропаганда...

Мы не такие, тешит себя мыслью каждый... закрывая порносайт или выключая перед сном "зомбоящик"... я не такой, каждый думает про себя, забыв когда последний раз читал серьезную литературу и ходил в музей искусства... это всё не про нас, мелькают мысли у сотен миллионов людей, вечно спешащих куда-то и не замечающих главного... ЖИЗНИ

Нет, дорогие мои, это всё про нас. Это наш конец. Душа умерла. Она стала информацией.






promo felbert april 3, 2014 11:11 7
Buy for 100 tokens
"Свыше 10 000 просмотров в сутки за 100 жетонов. По вопросам серьёзного сотрудничества пишите на felbert@yandex.ua"

  • 1
Вечером, легкомысленно оставив автомобиль у подъезда отеля, мы
отправились на концерт Крейслера.
Богатая Америка завладела лучшими музыкантами мира. В Нью-Йорке, в
"Карнеги-холл", мы слушали Рахманинова и Стоковского.
Рахманинов, как говорил нам знакомый композитор, перед выходом на
эстраду сидит в артистической комнате и рассказывает анекдоты. Но вот
раздается звонок, Рахманинов подымается с места и, напустив на лицо великую
грусть российского изгнанника, идет на эстраду.
Высокий, согбенный и худой, с длинным печальным лицом, подстриженный
бобриком, он сел за рояль, раздвинув фалды черного старомодного сюртука, по-
правил огромной кистью руки манжету и повернулся к публике. Его взгляд
говорил: "Да, я несчастный изгнанник и принужден играть перед вами за ваши
презренные доллары. И за все свое унижение я прошу немногого - тишины". Он
играл. Была такая тишина, будто вся тысяча слушателей на галерее полегла
мертвой, отравленная новым, неизвестным до сих пор музыкальным газом.
Рахманинов кончил. Мы ожидали взрыва. Но в партере раздались лишь нормальные
аплодисменты. Мы не верили своим ушам. Чувствовалось холодное равнодушие,
как будто публика пришла не слушать замечательную музыку в замечательном
исполнении, а выполнить какой-то скучный, но необходимый долг. Только с
галерки донеслось несколько воплей энтузиастов.
Все концерты, на которых мы побывали в Америке. произвели такое же
впечатление. На концерте знаменитого Филадельфийского оркестра, руководимого
Стоковским, был весь фешенебельный Нью-Йорк. Непонятно, чем руководится
фешенебельный Нью-Йорк, но посещает он далеко не все концерты Мясные и
медные короли, железнодорожные королевы, принцы жевательной резинки и просто
принцессы долларов - в вечерних платьях, фраках и бриллиантах заняли
бельэтаж. Видно, Стоковский понял, что одной музыки этой публике мало, что
ей нужна и внешность. И выдающийся дирижер придумал себе эффектный, почти
что цирковой выход. Он отказался от традиционного сгучания палочкой по
пюпитру. К его выходу оркестр уже настроил инструменты и водворилась полная
тишина. Он вышел из-за кулис, чуть сгорбленный, похожий на Мейерхольда, ни
на кого не глядя, быстро прошел по авансцене к своему месту и сразу же
стремительно взмахнул руками. И так же стремительно началась увертюра к
"Мейстерзингерам". Это был чисто американский темп. Ни секунды промедления.
Время - деньги. Исполнение было безукоризненное. В зале оно не вызвало почти
никаких эмоций.
Мясные и медные короли, железнодорожные королевы, принцы жевательной
резинки и принцессы долларов увлекаются сейчас Бахом, Брамсом и
Шостаковичем. Почему их привлекли одновременно глубокий и трудный Бах,
холодный Брамс и бурный иронический Шостакович - они, конечно, не знают, не
желают знать и не могут знать. Через год они безумно, до одурения ("Ах, это
такое сильное, захватывающее чувство'") увлекутся одновременно Моцартом,
Чайковским и Прокофьевым.

год, автора и книгу сами угадайте

  • 1