felbert, мозаика странностей, felbert's freak collection

felbert


Мозаика странностей

Felbert's Freak Collection


Previous Entry Share Next Entry
Инвалиды войны
felbert, мозаика странностей, felbert's freak collection
felbert
На войне страшит не смерть, а ужасная перспектива остаться беспомощным калекой. Если бог Войны не подарил быструю и почетную смерть одной мощной вспышкой боли; если немилосердная судьба на войне пожевала-пожевала, да выплюнула человека обратно, так и не проглотив, то это самое страшное. Завидовать мертвым...

С кровавых полей и разрушенных городов Отечественной войны пришли, доковыляли, приползли около 10 миллионов инвалидов. Когда-то ими кишели советские города. Стихла победная эйфория, триумф улетучился. И оказалось, что места для орденоносцам и мученикам войны в державе не нашлось. Повезло, если остались любящие родственники, собственное жилье, хоть какая-то трудоспособность. Но подавляющее большинство, особенно тяжело изувеченные, очутились брошенными фактическим на произвол судьбы.

Миллионы ветеранов-калек наводнили послевоенные города. Орденоносцы-попрошайки без рук, без ног, с тяжелыми контузиями и страшными ожогами... Не будем забывать, что в большей массе - это были молодые люди. Они отдали стране больше, чем жизнь - они стали мучениками. Потеряв безвозвратно молодость, здоровье и надежду.

И как вы думаете поступило с ними государство? Вместо того, чтобы как-то интегрировать в жизнь общества и создать человеческие условия для жизни, партийная верхушка решила избавиться, отгородиться от инвалидов войны. Их раздражали и угнетали калеки, которые портили облик городов СССР. Чувствуете, какое лицемерие? С одной стороны распеваются ликующие гимны и хвалебные оды героям-победителям, а с другой под предлогом «борьбы с нищенством и попрошайничеством» переселяли людей с глаз долой в т.н. "интернаты для инвалидов войны и труда". В городах устраивали облавы на инвалидов-попрошаек, безногих и безруких закидывали в фургоны и увозили в глухомань.

Началась эта вакханалия при Сталине в конце 40-х. При переселении у ветеранов отбирали паспорта и другие документы и не оставляли права на возвращение, превращая их, по сути, в зэков. Естественно, административный, врачебный и обслуживающий контингент в такие учреждения подбирался какой попало, по остаточному принципу. Питание, уход, лечение – все также было соответствующего качества. Ведь и вся страна с трудом оправлялась от послевоенной разрухи, так кто стал бы возиться с какими-то «огрызками войны»? Тогда не понимали что каждый такой человек - неоценимое сокровище, прямой свидетель настоящей военной реальности, как никто испытавший ее непосредственно на себе. А уж о моральном долге перед такими людьми власти нашей страны особо не задумывались никогда. Фактически искалеченных героев войны похоронили заживо.

Так и растаяла бы память о них, если бы не один человек – художник Геннадий Михайлович Добров (1937-2011).
Родился он в Омске, в семье художников. Первым учителем рисования для мальчика был его отец. Но грянула война, отец ушел на фронт, а мать чуть ли не сутками работала на военном заводе, изготавливавшем снаряды.
Одним из первых ярких послевоенных впечатлений для 9-летнего Гены стала встреча с инвалидом войны, городским сумасшедшим нищим, потерявшим разум в результате контузии. Возможно, это и предопределило дальнейший творческий путь художника.

Всего рисунков художника, посвященных войнам и их жертвам, насчитывается более 300.
Художник отличался бескорыстием и непрактичностью, менее всего думая о творчестве как об источнике дохода. Лишь в возрасте 60 лет он получил первую крупную сумму от Музея на Поклонной горе, который приобрел его серию «Автографы войны».


 
Неизвестный

Герой СССР Григорий Волошин. Он был летчиком и выжил, протаранив вражеский самолет. Выжил – и просуществовал «Неизвестным» в Валаамском интернате 29 лет. В 1994 году объявились его родные и поставили на Игуменском кладбище, где хоронили умерших инвалидов, скромный памятник, который со временем пришел в ветхость. Остальные могилы остались безымянными, поросли травой…

 
Могила Григория Волошина

В 2010 году местными властями, по инициативе игумена и братии возрожденного Валаамского монастыря, было принято решение о создании на Игуменском кладбище мемориала, увековечивающего память инвалидов – героев войны, закончивших свою жизнь в Валаамском интернате. Лучше поздно, чем никогда!
Кроме «Неизвестного» Добров нарисовал в Валаамском интернате еще 4 портрета.

 
Разведчик Виктор Попков

 
Защитник Ленинграда 

Пехотинец Александр Амбаров, защищавший осажденный Ленинград. Дважды во время ожесточенный бомбежек он оказывался заживо погребенным. Почти не надеясь увидеть его живым, товарищи откапывали воина. Подлечившись он снова шел в бой. 

 
Возвращение с прогулки 

Разведчица Серафима Комиссарова. Сражалась в партизанском отряде в Белоруссии. Во время выполнения задания зимней ночью вмерзла в болото, где ее нашли только утром и буквально вырубили изо льда.

 
Лейтенант Александр Подосенов

В 17 лет добровольцем ушел на фронт. Стал офицером. В Карелии был ранен пулей в голову навылет. На острове Валаам, на Ладожском озере, жил все послевоенные годы, парализованный, неподвижно сидящий на подушках. На рисунке хорошо видны страшные отверстия - входное и выходное - в его голове.

Остальные портреты инвалидов-героев нарисованы Добровым в других местах.

 
Рассказ о медалях

Рядовой Иван Забара. Ощупью движутся его пальцы по поверхности медалей на груди. Вот они нащупали медаль «За оборону Сталинграда» «Там был ад, но мы выстояли», - сказал солдат. И его словно высеченное из камня лицо, плотно сжатые губы, ослепленные пламенем глаза подтверждают эти скупые, но гордые слова.

 
Партизан, солдат Виктор Лукин, Москва 

Сначала воевал в партизанском отряде. После изгнания фашистских оккупантов с территории СССР сражался с врагами в армии. Война не пощадила его, но он остался по-прежнему твердым духом.

 
Михаил Казатенков 

Когда художник рисовал его, солдату исполнилось 90 лет. В трех войнах довелось ему участвовать: русско-японской (1904-1905 гг.), Первой мировой (1914-1918 гг.), Великой Отечественной (1941-1945 гг.). И всегда он сражался храбро: в Первую мировую награжден двумя Георгиевскими крестами, за борьбу с германским фашизмом получил орден Красной Звезды и несколько медалей.

 
Незаживающая рана 

Солдат Андрей Фоминых, Южно-Сахалинск, Дальний Восток. В ожесточенном бою был тяжело ранен, рана так и не зажила. Мы видим дренажный свищ, за которым сам инвалид ухаживает.

 
Георгий Зотов, село Фенино Московской области, инвалид войны

Листая подшивки газет военных лет, ветеран мысленно вновь обращается к прошлому. Он вернулся, а сколько товарищей осталось там, на полях сражений!

 
Поздравления друзей с Днем Победы 

Василий Лобачев оборонял Москву, был ранен. Из-за гангрены ему ампутировали руки и ноги. И стал бы он совсем беспомощным, если бы не жена Лидия, тоже во время войны потерявшая обе ноги. А так зажили, поддерживая друг друга и даже родили двух сыновей. Счастливцы – по сравнению с другими!

 
Опаленные войной 

Фронтовая радистка Юлия Еманова на фоне Сталинграда, в защите которого она принимала участие. Простая деревенская девушка, добровольцем ушедшая на фронт. На ее груди высокие награды СССР за боевые подвиги – ордена Славы и Красного Знамени.

 
Обед

 
Михаил Гусельников, Омск 

Рядовой 712-й стрелковой бригады, Ленинградский фронт. 28 января 1943 года во время прорыва блокады Ленинграда солдат получил ранение в позвоночник. С тех пор - прикован к постели.

 
Алексей Чхеидзе, моряк. Деревня Данки Московской области 

Принимал участие в штурме Королевского дворца в Будапеште зимой 1945 года. Группа морских пехотинцев по подземным галереям проникла во дворец и не позволила фашистам взорвать этот памятник мировой архитектуры. Шедевр был спасен для человечества, но его спасители почти все погибли. Алексей Чхеидзе, чудом выживший, перенесший несколько операций, с ампутированными руками, ослепший, почти полностью потерявший слух, и сейчас находит в себе силы шутить: он с иронией называет себя «человеком-протезом». Написал книгу «Записки дунайского разведчика».

 
Ветеран

 
Отдых в пути

Солдат Алексей Курганов, село Такмык Омской области. Фронтовыми дорогами он прошагал от Москвы до Венгрии и там был тяжело ранен: лишился обеих ног.

 
Письмо однополчанину

Владимир Еремин, поселок Кучино Московской области. Лишенный обеих рук,не только научился писать, но и окончил после войны юридический техникум.

 
Михаил Звездочкин, командир артиллерийского расчета 

Скрыл инвалидность (паховая грыжа) и ушел добровольцем на фронт. Войну закончил в Берлине.

 
Воздушный десантник Михаил Кокеткин, Москва 

В результате тяжелого ранения лишился обеих ног. Но не смирился с инвалидностью, окончил институт и долгие годы работал в Центральном статистическом управлении РСФСР. За героизм на фронте был награжден тремя орденами, за мирный труд у него тоже орден – «Знак почета».

 
Фронтовые воспоминания 

Борис Милеев, Москва. Потерял на войне руки, но не смирился с судьбой инвалида. Сидеть без дела он не мог, научился печатать на машинке и много лет трудился, выполняя машинописные работы. Художник изобразил его печатающим фронтовые воспоминания.
Невольный трепет охватывает, когда смотришь на этих людей. Пусть война оставила на них свои страшные «автографы», но сколько в этих лицах достоинства, сколько величия! Римские цезари-военачальники, как сейчас принято говорить, нервно курят в коридоре…

Некоторые художники любят изображать войну пафосно, красиво, в героических тонах. Вот, например, картина художника Константина Васильева «Валькирия».

 
К. Васильев. "Валькирия"

Люблю этого художника, но настоящее лицо войны для меня – не прекрасная дева-воительница из германских саг, а женщина с сожженным лицом на портрете Доброва. 

 
Портрет женщины с сожженным лицом

Эта женщина не была на фронте. За два дня до войны ее любимого мужа-военного отправили в Брестскую крепость. Она тоже должна была поехать туда чуть позже. Услышав по радио о начале войны, она упала в обморок – лицом в горящую печь. Ее мужа, как она догадалась, уже не было в живых.
Когда художник рисовал ее, она пела ему прекрасные народные песни…






promo felbert april 3, 2014 11:11 7
Buy for 100 tokens
"Свыше 10 000 просмотров в сутки за 100 жетонов. По вопросам серьёзного сотрудничества пишите на felbert@yandex.ua"

  • 1
.... Дорогие вы наши.........
......простите нас...........
... спасибо вам............

спасибо в карман не положишь

моё спасибо знаю оба деда, к сожалению уже ушедшие, и дед близкого мне человека, которому я успел подарить свою взрослую любовь и уважение...

Инвалидов вывезли из Москвы как хлам:

http://jennyferd.livejournal.com/1248406.html

списали в утиль, как и нынешних

Великие Люди, Великой Страны!
Пускай тогда инвалидов и забирали в такие "особые" центры, но сейчас о стариках и многих инвалидах, вообще никто и никак не заботится...
Очень жаль, что никто из тех, у кого есть деньги, даже не думает о таком, чтобы открыть социальный центр для одиноких стариков. Мало доброты и бескорыстия в мире, мало...

Мир достаточно жесток. Особенно в наших краях.

вот она правда жизни!
За родину!

за родной дом, жен, матерей, детей.... вот с этого начинается родина. В украинском языка даже семья переводится как "родына". Партийный красножопый аппарат у власти - это не родина. Мухи отдельно, котлеты отдельно. Приятного аппетита.

заграницей сразу в глаза бросается, как по иному относятся к инвалидам, другими словами - как к людям.....

кошмар, жалко людей. Сколько мук они перенесли....

какой потрясающий художник - и ведь узнали о нем полсе смерти?
Просто шок.

И как вы думаете поступило с ними государство? Вместо того, чтобы как-то интегрировать в жизнь общества и создать человеческие условия для жизни, партийная верхушка решила избавиться, отгородиться от инвалидов войны. Их раздражали и угнетали калеки, которые портили облик городов СССР. Чувствуете, какое лицемерие? С одной стороны распеваются ликующие гимны и хвалебные оды героям-победителям, а с другой под предлогом «борьбы с нищенством и попрошайничеством» переселяли людей с глаз долой в т.н. "интернаты для инвалидов войны и труда". В городах устраивали облавы на инвалидов-попрошаек, безногих и безруких закидывали в фургоны и увозили в глухомань.


и чем вы можете доказать этот мерзкий абзац?
Думаете эти ветераны вам сказали бы спасибо?

Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.

Спасибо Вам!
Плакал... и смотрел. Плакал... и смотрел!!!

Пойду выпью водки. За помин...

За пост спасибо, но сколько уже можно транслировать этот миф про "вывезли в одну ночь".
Опять достали эту писаную торбу про Валаам и понесли по интернетам.

Ознакомьтесь и распишитесь.
http://ihistorian.livejournal.com/287254.html

..вот это надо в книгах по истории публиковать..

F> С кровавых полей и разрушенных городов Отечественной войны пришли, доковыляли, приползли около 10 миллионов инвалидов. Когда-то ими кишели советские города. Стихла победная эйфория, триумф улетучился. И оказалось, что места для орденоносцам и мученикам войны в державе не нашлось. Повезло, если остались любящие родственники, собственное жилье, хоть какая-то трудоспособность. Но подавляющее большинство, особенно тяжело изувеченные, очутились брошенными фактическим на произвол судьбы. Миллионы ветеранов-калек наводнили послевоенные города. Орденоносцы-попрошайки без рук, без ног, с тяжелыми контузиями и страшными ожогами... Не будем забывать, что в большей массе - это были молодые люди. Они отдали стране больше, чем жизнь - они стали мучениками. Потеряв безвозвратно молодость, здоровье и надежду. И как вы думаете поступило с ними государство? Вместо того, чтобы как-то интегрировать в жизнь общества и создать человеческие условия для жизни, партийная верхушка решила избавиться, отгородиться от инвалидов войны. Их раздражали и угнетали калеки, которые портили облик городов СССР. Чувствуете, какое лицемерие? С одной стороны распеваются ликующие гимны и хвалебные оды героям-победителям, а с другой под предлогом «борьбы с нищенством и попрошайничеством» переселяли людей с глаз долой в т.н. "интернаты для инвалидов войны и труда". В городах устраивали облавы на инвалидов-попрошаек, безногих и безруких закидывали в фургоны и увозили в глухомань. Началась эта вакханалия при Сталине в конце 40-х. При переселении у ветеранов отбирали паспорта и другие документы и не оставляли права на возвращение, превращая их, по сути, в зэков. Естественно, административный, врачебный и обслуживающий контингент в такие учреждения подбирался какой попало, по остаточному принципу. Питание, уход, лечение – все также было соответствующего качества. Ведь и вся страна с трудом оправлялась от послевоенной разрухи, так кто стал бы возиться с какими-то «огрызками войны»? Тогда не понимали что каждый такой человек - неоценимое сокровище, прямой свидетель настоящей военной реальности, как никто испытавший ее непосредственно на себе. А уж о моральном долге перед такими людьми власти нашей страны особо не задумывались никогда. Фактически искалеченных героев войны похоронили заживо.

Своими глазами помню: инвалиды войны, к сожалению, изобиловали на улицах советских городов и в 1950-х, и в 1960-х годах. В самых разных амплуа — от продавцов и чистильщиков обуви до нищих. В интернаты отправляли только тех, кто нуждался в постоянном квалифицированном медицинском уходе. Причём уход обеспечивался действительно квалифицированный: sergeitch уже указал публикацию ihistorian «Судьба инвалидов войны на Валааме», и приведенные там документы никоим образом не соответствуют Вашему описанию.

Да, В каждом городе. Катящихся на самодельных тележках, изготовленных из досок и старых раздолбанных подшипников, с медалями и орденами на груди...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account